Искать в словарях

АБВГДЕ-ЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩ,Э,Ю,Я

трапеза

Большой энциклопедический словарь

ТРАПЕЗА - ( греческий trapeza - стол, кушанье), в монастыре общий стол для приема пищи, а также прием пищи.

Словарь русского языка С. И. Ожегова

трапеза - общий стол для приема пищи в монастыре
» трапеза - трапеза прием пищи, еда в монастыре

"Толковый словарь живого великорусского языка" В. Даль

ТРАПЕЗА - женский род стол. Трапезы торжником испроверже, Евангелие от Марка
» ТРАПЕЗА - Стол с пищей, с яствами, обед, ужин. Да ясте и пиете на трапезе моей во царствии моем, Евангелие от Луки Братская трапеза, общий стол в монастырях;
» ТРАПЕЗА - столовая, застольная в обителях, покой, комната, где обедают;
» ТРАПЕЗА - трапеза церкви, западная часть, нижний конец креста, насупротив алтаря, где в первые века христианства праздновалась вечеря любви, то есть между храмом и папертями.
» ТРАПЕЗА - Престол в алтаре, бескровный жертвенник. Диакон крестообразно кадит святую трапезу, Церк. Уст. Трапезный, к сему относящийся. Трапезный, затрапезный мед, в обителях обиходный, простой, братский. Трапезная женский род затрапезная, столовая или застольная, особенно в монастырях. Трапезнак вят. церковный староста, ктитор.
» ТРАПЕЗА - Ниж. сибирское церковный сторож, который встарь живал в сторожке, в самой церкви.
» ТРАПЕЗА - Обедалыцик, кто сидит за трапезой, затрапезник. Трапезница трапеза, в значение столовая, застольная.
» ТРАПЕЗА - Обедальщица. Трапезовать, кушать за столом, обедать, ужинать. И трапезу не трапезуют, стихира Трапезованье, действие, действительное по глагол Трапезничать, столовать, пировать, сидеть за роскошным или праздничным обедом чание, столование, пирование.

Cловарь синонимов Н. Абрамова ( разговорная форма )

трапеза - смотрите также еда

Толковый словарь русского языка Под ред. Д. Н. Ушакова

ТРАПЕЗА - трапезы, женский род ( греческий trapeza - стол).
. . . 1. Общий стол для приема пищи в монастыре ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения ). Сесть за трапезу. Зачем и мне не тешиться в боях, не пировать за царскою трапезой? Пушкин.
. . . 2. только единственное число прием пищи (обед, ужин) за таким столом ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения ). Вечерняя трапеза. ? Вообще прием пищи, еда ( устаревший, устаревшая форма , теперь шутл.). Давно ль они часы досуга, трапезу, мысли и дела делили дружно? Пушкин. Уважающие себя горожане готовились к обеденной трапезе. А.Н. Толстой. За трапезой убогой отдохнуть с своей семьей. Вяземский. Есть с кем разделить трапезу этого великого дня. слово из сочинений Салтыкова ( Салтыков-Щедрин а) - Салтыков-Щедрин .
. . . 3. Помещение для еды, столовая в монастыре ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения ). 4. Западная часть христианского храма ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения ).

Орфографический словарь под ред. проф. Лопатина (c уд.)

трапеза - тра́пе́за -- тра́пе́за, -ы
трапезарь - трапе́зарь -- трапе́зарь, -я

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ефремовой

трапеза - женский род
- - - 1) Общий стол для приема пищи в монастыре.
- - - 2) а) Прием пищи за таким столом. б) Любой прием пищи, еда.
- - - 3) Помещение для принятия пищи в монастыре.
- - - 4) То же, что: трапезная (2).
трапезарь - малый или мужской род То же, что: трапезник (1).

Энциклопедический словарь "Святая Русь"

ТРАПЕЗА - (застолье), вкушение пищи с соблюдением благочестия и благообразия. Сложный комплекс благочестивых представлений и устойчивых норм поведения был связан со столом, застольными местами, порядком потребления пищи. Одна из активных корреспонденток, отвечавших на программу Этнографического бюро князь Тенишева, Зорина Варвара, дочь местного священника, собравшая в к. 1890–х материал о повседневной жизни ряда волостей Жиздринского уезд. (Калужская губерния ), сообщила существенные сведения о взглядах русских крестьян на стол, за которым совершалась семейная трапеза в их собственной избе. Стол четко связывался в крестьянском сознании с престолом Божиим в церкви. К столу относились, как к святыне. Это проявлялось, в частности, в том, что стать ногами на стол считалось святотатством. При переходе в новую избу первым из мебели вносили стол и, поставив его, молились на четыре стороны. В любой крестьянской избе по всей территории расселения русских стол ставился в переднем (красном, святом) углу, где располагались иконы, и место «под святыми» считалось самым почетным: здесь усаживался хозяин или наиболее уважаемый из гостей. Далее рассаживались по старшинству. За стол садились все члены семьи, а если были работники — то и они тоже. Всех присутствующих в это время в избе по какому-либо поводу приглашали обедать. Если младшим не хватало места на скамьях, то они ели стоя, либо же в очень больших семьях собирали 2 — 3 обеда. При обилии людей в застолье детей иногда отсаживали на полок (полати) и там кормили. В некоторых местах сохранялось определенное устойчивое распределение мест в застолье между членами семьи. Так, П. Пешков, сын крестьянина из Усть-Вельской вол. Вельского уезд. Вологодской губерния , описал в 1899 следующий постоянный порядок размещения семьи за едой: большак садится на угол стола по мужской лавке (т. е. стоящей вдоль досок пола, женская — поперек); большуха, которая подает кушанья, садится на стуле или на скамье у угла, направленного к середине избы и к печке; молодуха — на углу, «накрест» с большаком; молодой мужик или парень — на углу «в сутках», тысяча  е. на почетном месте под иконами. Мальчики сидели за едой между мужиками вдоль стола, а девочки — между молодухой и отцом; девка молодая, если в семье было много детей, садилась на скамейке с матерью, если же детей не было — рядом с молодухой. Это же описание позволяет нам представить себе, что видели сидящие за столом. «В переднем углу — большая божница, на ней — большая икона «Троеручицы», писанная на дереве в Шенкурском женском монастыре, где живут в монахинях сестра и дочь Андрея Семеновича (хозяина. — М. Г. ). В простенках — картины: 1) Сотворение мира и жизнь первых людей — тоже из Шенкурска; 2) Два портрета — царя и царицы, литографии чьей — не упомню. Картины царя и царицы сверху украшены большими крыльями, в виде орла». Перед едой все молились. Молитва начиналась по почину хозяина. Во время обеда было принято молчать либо же вести серьезные разговоры. Старики не позволяли молодым смеяться за обедом. Из Галичского уезд. Костромской губерния корреспондент В. Решеткин даже писал, что пустословие и смех во время еды «строго преследуются» стариками. Детям говорили: «Што гогочешь? Ты гогочешь, а в ложку-то тебе бес кастит!» За столом полагалось сидеть смирно, не болтать ногами. Распространено было представление, что болтающий ногами качает на них черта. Детям в этом случае говорили: «Али беса на ногу посадил, да качаешь?» Существовало в народе убеждение: если за столом бранятся, то ангел Господень отходит от стола и начинает горько плакать, а на его место является дьявол и радуется. За едой проявляется особое отношение к хлебу. Хлеб — дар Господень, «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Сорить крошками хлеба считается грехом. Тщательно следили, чтобы крошки не упали на пол, не были растоптаны, поэтому кусок старались разламывать над чашкой. Упавшие на стол крошки собирали и съедали. Нередко неосведомленные люди оценивают такие поступки как проявление ненужной скупости или застарелую привычку бедняка. На самом деле основа этих норм народной этики — чисто духовная: отношение к хлебу как к святыне. «Крестьянка никогда не скажет «делать хлебы», а всегда — «творить хлебы»; самое действие это совершается постоянно с молитвою, как священнодействие», — писал А. Балов. Корни такого отношения, несомненно, — в евхаристическом значении хлеба: в алтаре во время Литургической службы хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христовы. Народное понимание связи между восприятием обычного обеденного стола как престола в алтаре и святости хлеба вошло в пословицу, зафиксированную В. И. Далем: «Хлеб на стол, так стол престол; а хлеба ни куска — так и стол доска». Есть полагалось чинно, не спеша. Как бы ни проголодался человек, он не должен был поглощать пищу торопливо, с жадностью. Раньше хозяина никто не начинал есть ни одно из подаваемых блюд. Прежде чем приступить к новому кушанью, осеняли себя крестным знамением (особенно перед мясным блюдом). Принято было часто класть на стол ложку — есть непрерывно, не кладя ложки, считалось неуместным нарушением степенного поведения за столом. Есть в шапке и даже просто сидеть за столом в шапке — считалось грехом. Грешно также макать кусок хлеба в солонку. В объяснение этой нормы поведения ссылались на Евангелие: Иуда во время Тайной Вечери «обмочил руку в солило, тогда по руке вошел в него сатана». Другие объясняли этот запрет ближе к Евангельскому тексту: нельзя макать, потому что это было сделано Христом с нечестивым Иудою. И в этой черте поведения проступает в народном сознании связь между трапезой за своим домашним столом и Тайной Вечерей Спасителя. Заканчивался обед, как и начинался — молитвою. М. М. Громыко
Это интересно


Россия


По всем вопросам и рекламе звоните: +7 (923) 2Ч5Ч757