Искать в словарях

АБВГДЕ-ЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩ,Э,Ю,Я

праздник

Большой энциклопедический словарь

ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ - День Победы, праздник, отмечается ежегодно 9 мая. Установлен в ознаменование победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941-45.
ДВУНАДЕСЯТЫЕ ПРАЗДНИКИ - 12 важнейших православных церковных праздников: 25 декабря (7 января) - Рождество Христово, 6(19) января - Крещение (Богоявление), 2(15) февраля - Сретение, 25 марта (7 апреля) - Благовещение, за неделю до Пасхи - вход в Иерусалим (Вербное воскресенье), 40-й день после Пасхи - Вознесение, 50-й день после Пасхи - Троица, 6(19) августа - Преображение (Спас), 15(28) августа - Успение, 8(21) сентября - Рождество богородицы, 14(27) сентября - Воздвижение, 21 ноября (4 декабря) - Введение во храм.

Словарь русского языка С. И. Ожегова

праздник - выходной, нерабочий день
» праздник - праздник день, особо отмечаемый обычаем или церковью П. нового года. Всесоюзный, профессиональный падеж или пуд
» праздник - праздник день торжества, установленный в честь или в память когочего-нибудь П. победы. Первомайский падеж или пуд Революционные праздники. На праздниках (в дни праздника; разговорная форма ).
» праздник - праздник день радости и торжества по поводу чего-нибудь 5 День игр, развлечений Семейный падеж или пуд На душе падеж или пуд ( в переносном значении : радостно). Спортивный падеж или пуд П. песни.

Cловарь синонимов Н. Абрамова ( разговорная форма )

Праздник - табель, праздничный (табельный, неприсутственный, царский) день; торжество, триумф. Праздник большой, церковный, престольный. Табель высокоторжественных и викториальных дней. Прот. <Будень>. См. день || править праздник, справлять праздник

Толковый словарь русского языка Под ред. Д. Н. Ушакова

ПРАЗДНИК - (зн), праздника, малый или мужской род
. . . 1. В религиозном обиходе - день (или несколько дней дряд), посвященный памяти какого-нибудь религиозного (исторического или легендарного) события или так наз. святого ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения ). Праздник пасхи. Праздник кущей.
. . . 2. день торжества в память какого-нибудь выдающегося исторического, гражданского события, отмечаемый публичными собраниями, парадами, демонстрациями и тому подобные Революционные праздники.
. . . 3. Официально установленный общий день отдыха по таким дням повидаться с родными.
. . . 4. Веселье, бал, устраиваемый кем-нибудь Балы дает нельзя богаче от Рождества и до поста, а летом праздники на даче. Грибоедов. Не привидится во сне, какие праздники, не день, не два - по месяцу мы (богатые помещики) задавали тут. Некрасов. Я вспомнила праздники наши, огнями горящую залу, цветы. Некрасов. Семейные праздники.
. . . 5. день массовых игр, развлечений и тому подобные Спортивный праздник. Зимний праздник. Военный праздник. Детский праздник.
. . . 6. Счастливый, радостный день, ознаменованный каким-нибудь важным, принятым событием, удачей и тому подобные ; само такое радостное событие. - ...Я хотел бы, товарищи, поздравить вас с тупающим всенародным праздником, с днем выборов в Верховный Совет Советского Союза. Предстоящие выборы это не просто выборы, наслаждения ( слово книжное поэтично, в языке поэтов ). Блажен, кто праздник жизни рано оставил. Пушкин. Праздник жизни - молодости годы - я убил под тяжестью труда. Некрасов. Для ротмистра такие беседы были положительно праздником сердца. М. Максим Горький; слово из произведений Максима Горького .
. . . Быть у праздника - 1) принимать участие в празднике, в праздновании ( разговорная форма устаревший, устаревшая форма ). 2) в переносном значении ироническая поговорка о какой-нибудь неприятности, беде, неудаче. Ну, вот у праздника; ну вот вам и потеха! Грибоедов. Будет и на нашей (вашей, их) улице праздник - поговорка, обозначающая предвкушение торжества, надежду на лучшее будущее, на возможность восторжествовать над 7. в переносном значении Испытываемое от чего-нибудь наслаждение, источник наслаждения ( слово книжное поэтично, в языке поэтов ). Блажен, кто праздник жизни рано оставил. Пушкин. Праздник жизни - молодости годы - я убил под тяжестью труда. Некрасов. Для ротмистра такие беседы были положительно праздником сердца. М. Максим Горький; слово из произведений Максима Горького .
. . . Быть у праздника - 1) принимать участие в празднике, в праздновании ( разговорная форма устаревший, устаревшая форма ). 2) в переносном значении ироническая поговорка о какой-нибудь неприятности, беде, неудаче. Ну, вот у праздника; ну вот вам и потеха! Грибоедов. Будет и на нашей (вашей, их) улице праздник - поговорка, обозначающая предвкушение торжества,

Орфографический словарь под ред. проф. Лопатина (c уд.)

праздник - пра́здник -- пра́здник, -а
Пушкинский праздник поэзии - Пу́шкинский пр`аздник поэ́зии -- Пу́шкинский пр`аздник поэ́зии
Богородичные праздники - Богоро́дичные пра́здники -- Богоро́дичные пра́здники
двунадесятые праздники - двунадеся́тые пра́здники -- двунадеся́тые пра́здники ( церковь; церковное слово, церковный термин; церковно-славянское; церковно-славянского происхождения )

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ефремовой

праздник - малый или мужской род
- - - 1) День или дни торжества, установленные в честь или в память какого-либо события (исторического, гражданского или религиозного).
- - - 2) Официально установленный общий день или несколько дней отдыха по случаю таких торжеств ( противоположное, в противоположном значении : будни).
- - - 3) в переносном значении Веселье, торжество, устраиваемое кем-либо по какому-либо поводу.
- - - 4) а) в переносном значении Счастливый, радостный день, ознаменованный каким-либо важным, приятным событием. б) Само такое событие.
- - - 5) а) в переносном значении разговорная форма Испытываемое от чего-либо наслаждение, приятное, радостное чувство. б) Источник такого наслаждения, такой радости.
праздником - наречие разговорная форма -сниж. В праздничный день.

Библия. Энциклопедический словарь

КУЩЕЙ ПРАЗДНИК - ИЛИ ПАЛАТОК (Лев 23:34-36, Ин 7:2) — один из трех великих иудейских праздников (Вт 16:12), начинался в 15-й день седьмого месяца, тысяча  е. тисри, соответствующего второй половине сентября и первой октября наших месяцев, продолжался семь дней и оканчивался восьмым, называемым по преимуществу святым и великим (Ин 7:37). Он был установлен в память 40-летнего странствования Евреев по пустыне Аравийской на пути из Египта в землю Обетованною. Народ выходил на все время этого праздника из своих домов и жил в кущах или палатках, сделанных из зеленеющих древесных ветвей, и весело проводил это время в кущах, веселясь пред Господом (Лев 23:39-43). Так как праздник Кущей, как сказано выше, приходился осенью, по собрании всех плодов земных, и когда весь народ был свободен, то оный и праздновался особенно весело (Вт 16:13-14). В продолжение этого праздника приносилось множество жертв; кроме их каждое утро в храме совершалась жертва возлияния (см. это слово). В праздник Кущей года субботнего помимо сего читали и объясняли народу законы (Неем 13:16, Ин 7:14-15). Наконец, с пальмовыми и другими зелеными ветвями в руках, в храме торжественно воспевали хвалебные песни Господу. В этот радостный праздник и сам Господь Иисус приходил в храм и учил народ (Ин 7).
ПРАЗДНИКИ - (Лев 23:2 и другие ). В Ветхозаветной Церкви праздничные дни были указаны и узаконены самим Богом. Важнейшие из них следующие: Суббота — по выражению раввинов царица праздников. Установлено праздновать субботу потому, что Бог в шесть дней сотворил мир, а в седьмой почил от дел творения. Пасха и праздник опресноков, установленный в память избавления евреев от плена и рабства египетского. Пятидесятница, называемая праздником седмиц и праздником жатвы, в 50-й день по Пасхе, установлена в память Синайского законодательства для принесения благодарения Богу за новые плоды земные. Праздник Труб, служивший началом нового еврейского года, начинавшегося в первый день осеннего месяца тисри. День Очищения — десятый день месяца тисри, праздник, в который первосвященник однажды в год входил в Святое Святых с кровью жертвенного животного и кропил над очистилищем для очищения грехов народа. Праздник Кущей — в 15-й день седьмого месяца, в воспоминание странствования евреев в пустыне, когда они, останавливаясь, жили в палатках. Новомесячие. Начало каждого нового месяца возвещалось звуком труб и освящалось жертвоприношениями, что показывало евреям, что Бог есть начало всего и что все к Нему должно возвращаться. Особенными празднествами для евреев были: субботний год и юбилей. Каждый седьмой год по закону Моисееву должен был считаться священным (Исх 23:10-12). В этот год прекращалось земледелие, прощались долги должникам, всенародно читался закон, самородные плоды делались общим достоянием для всех по всей земле. Еще более торжественным и радостным празднеством для евреев был год юбилейный, или пятидесятый (Лев 25:8-13). Кроме того, что предписывалось соблюдать относительно субботнего года, в юбилейный год объявлялась свобода на земле всем ее жителям, возвращались наследственные земли потерявшим их владельцам и проч. Впоследствии к этим великим праздникам присоединены были еще следующие: Праздник Пурим, в 14-й и 15-й день адара, установленный в память избавления евреев от гибели, уготованной им Аманом (Есф 9). Праздник Дровоношения, тысяча  е. доставления дров для храма, установленный Неемиею (Неем 10:34, 13:31). Праздник Обновления храма, установленный Иудою Маккавеем (1 Мак 4:59, Ин 10:22). Праздник, установленный в память победы, одержанной Иудою над Никанором (1 Мак 7:49) и праздник, установленный в память взятия и очищения Иерусалимской крепости первосвященником Симоном Маккавеем (1 Мак 13:52). Новозаветная Церковь издревле также имеет свои праздники. Главнейшие из них по своему началу восходят к самым временам апостольским, другие получили начало и образование свое в последующие времена. Первый и древнейший праздник Церкви христианской есть день воскресный, установленный в воспоминание воскресения Христова. Следы празднования его мы находим в самом Свящ. Писании. В книге Деяний Апостольских упоминается о собрании учеников, тысяча  е. Христиан, во едину от суббот, тысяча  е. в первый день недели или в воскресный, для преломления хлеба, тысяча  е. для совершения Таинства Причащения (Деян 20:7). У апостола и евангелиста Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а в Откровении также упоминается день недельный или воскресный (От 1:10). Но как в Ветхозаветной Церкви под именем субботы разумелись и другие дни, установленные для празднования, как, например, Праздник Пасхи, так и в христианской Церкви должно наблюдать, кроме воскресного дня, и другие во славу Божию, в честь Пресв. Богородицы и прочих святых, установленные праздники. Важнейшие из этих праздников суть следующие: Пасха — праздник Воскресения Христова, праздник праздников и торжество из торжеств, предначатие вечного блаженства, особенно торжественно отправляющийся во славу страданий и воскресения Господа. Затем важнейшие двунадесятые праздники Господские и Богородичные суть следующие: День Рождества Пресвятые Богородицы. День Ее введения во храм, для посвящения Ее Богу. День Благовещения, тысяча  е. Ангельского возвещения Пресвятой Деве о воплощении Сына Божия от Нее. День Рождества Христова. День крещения Господня и купно Богоявления Пресвятые Троицы. День сретения Господа во храме Симеоном. День преображения Господня. День входа Господня в Иерусалим. День вознесения Господня на небо. Праздник Пятидесятницы, в память сошествия святой Духа и купно во славу Пресвятые Троицы. День воздвижения Креста Господня, обретенного царицею Еленою. День Успения Пресв. Богородицы. За двунадесятыми праздниками следуют некоторые другие праздники во славу Господа и в честь Божией Матери, и потом праздники в честь Святых Божиих. К последним принадлежат праздники — в честь Ангелов, Предтечи и Крестителя Господня Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а, ап. Петра и Павла и других апостолов, сверху пророков, великих святителей, мучеников, преподобных и других святых.

Энциклопедический словарь "Святая Русь"

БЛАГОВЕЩЕНИЕ (праздник) - один из Великих Богородичных праздников христианской церкви, приходящийся на 25 марта и посвященный воспоминанию возвещения Архангелом Гавриилом Деве Марии тайны воплощения от Нее Бога Слова. О самом событии повествуется в одном только Евангелии от Луки (Лук. 1: 26-38), но подробно, что соответствует важности его. Событие совершилось в шестой месяц после зачатия Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а Крестителя. По времени установления праздник Благовещения является одним из древнейших Богородичных праздников. Настолько же древне приурочение его к 25 марта. Крайние сроки, с которыми совпадает Благовещение, — четверг третьей недели Великого поста и среда Светлой седмицы. Соответственно величию этого дня, церковное празднование Благовещения не отменяется, если даже праздник приходится в Пасху, а пост ради него ослабляется: поэтому еще VI Вселенский Собор постановил совершать в день Благовещения литургию Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а Златоуста, а не Преждеосвященных Даров. Благовещение — один из самых распространенных сюжетов русского иконописания. На иконе XVI в. перед Богоматерью стоит Архангел Гавриил, обхватив обеими руками большой восьмиконечный черный крест. Богоматерь стоит во весь рост и удерживает на руках Спасителя, Который отворачивается от видения. На иконе надпись читается: «Рече Богородица к Архангелу: «О Архангеле, уже прежде благовестил еси радость, егда зачати во утробе и породиши Сына, Его же царствию не будит конца, и ныне вижу тя крест держаще, утробою уязвляюся, вспоминая Симеоново пророчество». Отвещает Архангел и рече: «Подобает Сыну Человеческому много пострадать, и распятому быть, и в третий день воскреснуть». В русском народном календаре Благовещение отмечалось как начало весны, как день «открытия земли», пробуждения ее ото сна, выхода из земли гадов, змей, лягушек, мышей, насекомых, появления нечистой силы, прилета птиц, пробуждения пчел, медведей. Благовещение — подобно Рождеству, предвещало и магически предопределяло весь грядущий год. Предки наши говорили, что Благовещение — самый большой у Бога праздник. В день этот, как в Пасху, и грешников в аду не мучат. На Благовещение, как и на другие важнейшие церковно-народные праздники — Пасху, Ивана Купалу, Рождество Христово, Петров день, — солнце играет при своем восходе. Предки наши считали не только тяжким грехом на Благовещение браться за какое-либо дело, но верили, что даже неразумная тварь чествует этот великий праздник. Они говорили, что если птица проспит Благовещенскую утреню и завьет в этот день гнездо, то в наказание за это у нее отнимаются на время крылья, и она не может летать, а вместо того ходит по земле. В древнем русском быту с праздника Благовещенье считали начало года, который отсего нередко назывался у наших предков «благовещенским». Благовещения считалось также началом весны. По древненародному верованию, в день Благовещения сам Бог благословляет землю, открывает ее на сеяние. Отсюда получил свое начало обычай накануне этого праздника или на самый праздник освящать просфоры или семена: те и другие потом хранились нашими сельскими хозяевами до первых весенних посевов как знак видимого благословения Божня для хорошего роста и плодородия своих нив. Радуясь празднику Благовещения, наши предки выражали свою радость очень умилительным образом, именно отпускали птиц на волю в той мысли, что создания эти будут благословлять пред Творцом виновников своей свободы. Нельзя не заметить, что обычай этот довольно соответствует празднику Благовещения как великому дню свободы всего мира. В Малороссии в старину внуки и дети на праздник Благовещения вывозили на лубках своих престарелых и бедных дедов и отцов на улицу и собирали для них милостыню. Наконец, с днем Благовещения связано множество примет и наблюдений, по которым русские гадали о будущей погоде и урожае: «Каково Благовещение, таково и Светлое Воскресение. Благовещение — грибное лето» и тысяча  п. Здесь особенно много значило то, что этот праздник, как мы видели, служит началом весны и вместе с тем древнерусского народного года. Между обрядами и верованиями, связанными с Благовещением, некоторые сохранились от языческой старины. Таков, например, обычай сжигать соломенные постели и старую обувь, скакание чрез костры, окуривание как предохранительное средство от всякого рода болезней. Все эти обряды близки по своему характеру к обрядам купальским. В них выражалась вера в очистительную и целебную силу огня, свойственная всем древним языческим религиям, и в частности древнерусской. Приурочены они к празднику Благовещения потому, что этот день считался началом весны, времени пробуждения всеоживляющего солнца, источника теплоты и света. Поэтому церковь наша не могла не осудить эти суеверия; уже в Кормчей 1282 читаем запрещение против тех, которые в день Благовещения «пред храмины своими, или враты домов своих, пожар запаливше, прескакают по древнему некоему обычаю». К подобного же рода остаткам язычества нужно отнести и то, что на Благовещение воры старались что-либо украсть в надежде, что, если это им удастся сделать теперь, они могут быть уверены в успехе своих предприятий к празднику Благовещенья на том основании, что в древнерусской жизни он был началом года, а с новым годом вообще и доселе связываются подобного рода поверья. Многие русские верят, что как кто встретит и проведет первый день года, так пройдет для него и весь год. По погоде того дня, считая дождь благоприятным предзнаменованием, по снегу на крыше, по морозу или по оттепели старались угадать, каково будет лето и каков будет урожай: «На Благовещение дождь, родится рожь». Если на Благовещение будет день красный, то предполагают, что в тот год много беды принесут пожары, если же пойдет дождик, то будет «грибной» год, если мороз, то надо ждать еще 40 утренников, хотя, во всяком случае, это уж не зима, как и Покров не лето. Много уже прибыло дня, светло и днем, и вечером, и не нужно уже дуть огня. Во многих еще местах сохранялось верование в огонь, через который в этот день скакали, чтобы избавить себя от призора; окуривали свои платья для того, чтобы предостеречь себя от «обаяния», и сожигали свои соломенные тюфяки, чтобы истребить болезни. Плохой хозяин не положит кусочек целой просфоры в клети в сусек, чтоб было в нем на будущую осень больше хлеба. Придерживающиеся старины люди советовали печь «мирские (из общей муки) благовещенские просвиры» и нести их для освящения к обедне («вынимать за здравие»). Принеся домой такую просфору, ее клали сначала под божницу, а потом — в закром с овсом, оставляя ее в последнем до первого ярового засева. Сея яровину, сеятель брал ее из закрома и носил с собою во все время посева привязанною к сеялке. Соблюдением этого обычая надеялись оградить нивы от всякого «полевого гнуса» (вредных для хлебов насекомых) и вообще заручиться благой надеждою на урожай. Если у кого в хате была икона праздника, то ставили ее на Благовещеньев день в кадку с яровым зерном, предназначающимся для посева, приговаривая при этом: Мать Божья! / Гавриил-архангел! / Благовестите, / Благоволите, / Нас урожаем благословите: / Овсом да рожью, / Ячменем, пшеницей / И всякого жита сторицей! / Пожилые женщины пережигали в этот день соль в печи. С этой солью, которая, по поверью, оказывает чудеса в разных болезнях, они пекли небольшие булки, предназначенные для лечения скота и называемые «бяшки». По существующим в Малороссии поверьям, Бог благословляет в этот день все растения, и все верили, что какова погода задастся в Благовещенье, такова будет и на Велик день, тысяча  е. на Пасху. К этому дню был приурочен обычай среди всеобщих пожеланий благоденствия выпускать изловленных в тенеты и сети перелетных пташек Божиих на волю. Этим праздновался приход весеннего тепла, победившего зимнюю стужу студеную, и одновременно как бы приносилась бескровная жертва природе. В малоросских губерниях можно было услышать в народе сказание о том, как Богоматерь засевает все нивы земные с небесной высоты. Гавриил-архангел водит соху с запряженным в нее белым конем, а «Мать Пресвятая Богородица» разбрасывает из золотой кошницы всякое жито пригоршнями, а в то же самое время «устами безмолвными, сердцем глаголящим» молит Господа Сил о ниспослании благословения на будущий урожай. Значение праздника Благовещения среди великопостных дней видно, между прочим, и из обихода в жизни московских царей, строго соблюдавших все церковные уставы и правила поста. Еженедельно, по свидетельству Котошихина, в понедельник, среду и пятницу готовились кушанья рыбные и пирожные с маслом оливковым, ореховым, льняным и конопляным. В посты же Великий и Успенский готовилась сырая и гретая капуста, соленые, сырые и гретые рыжики и кушанья ягодные, но без масла. Оно разрешалось только в Благовещеньев день в равной степени как для царицы, так и для царевичей. Только малолетним царевичам и царевнам давалось разрешение во все посты на рыбные блюда и пирожные на масле для того, «что им еще в молодых летах посту держати не мочно». Кто вообще не хотел поститься, тысяча  е. ел рыбу, упивался вином, того «унимали, смиряли и отлучали власти и попы от церкви Божией и налагали епитимью. Кроме Благовещения, государю разрешалась всякая приправа еще в именинные дни царицы и детей, когда на всех обедах полагались заздравные чаши включительно до монастырей. Для Благовещеньева дня в XVI в. сделано было исключение как нововведение, наравне с днем Рождества Христова, заключавшееся в том, что во время богослужения раздавались монастырской братии и мирянам свечи, как в неделю Ваий, в последние дни Страстной недели и в день сверху Пасхи. В старой Москве совершался особый, теперь также оставленный и забытый, «чин хлеболомления» за всенощным бдением при благословении хлебов, пшеницы, вина и елея. Основное сходство обычая, совершавшегося также и в Новгороде, заключалось в том, что как святитель новгородский, так и святейшие патриархи московские благословленные в эту ночь «благодарные» хлебы и вино предназначали к раздаче всем предстоящим во храме. Пшеницу от всенощной в Новгороде сыпали в житницы, а хлеб раздавал святитель в дома на благословение. В Москве патриарх, раздробивши хлеб, подносил часть, а иногда и целый хлеб государю, который обязательно присутствовал на храмовом празднике своего домового собора в честь Благовещения Богоматери, начатого постройкою в 1397 сыном Дмитрия Донского Василием. Патриарх каждому из церковных властей и царских бояр давал по целому хлебу «укругами», тысяча  е. толстыми ломтями, и по целой стопе вина. Эти же укруги с небольшим количеством вина получал и народ. Царице и всему царскому семейству с ближним боярином посылал патриарх то же самое: стольники несли хлеб и кубки с вином. Литургию в Благовещение как в Новгороде святитель, так и в Москве патриарх совершали согласно уставу, по которому, несмотря на дни Великого поста, обязательно полагалась литургия. Чествование Благовещения всегда выделялось как самостоятельное и обязательное. Так, если оно случалось в неделю Вайи и совпадало с Вербным воскресеньем, то в Новгороде совершались две службы праздничные со бдением и было два величания, впрочем не рядом одно за другим. Если Благовещение приходилось в Страстную пятницу, то на литургии чтение Евангелия о Благовещении Марии Деве Архангела происходило первым, раньше евангельского повествования о Христовых страданиях. Только на один этот день в году на Благовещение не полагалось совершения литургии. На случай совпадения праздника Благовещения с днем сверху Пасхи в Новгороде установлено было так, что Евангелие на утрени в царских дверях читал протоиерей, а по прочтении подносили владыке для целования. Этот, во время пения «Господи воззвах», действовал с дьяконами проскомидию, а священники совершали ее в алтаре. По первой паремии (в отличие от Москвы) святитель кадил с тройною свечою, как на Преждеосвященной литургии, хотя литургия была Златоустова. Великий день придворного храмового праздника московский царь, как добрый хозяин, в своих покоевых хоромах, тысяча  е. в комнате и передней, кормил нищих, собиравшихся, кроме того, на Аптекарском дворе — под надзором дьяка Тайного приказа, жаловал деньгами (по два и одному рублю). Кормил сытно и сладко: ухой из живой рыбы, жареными карасями и окунями в рассоле. В 1664 накормлено было разом 682 человека, получивших сверх того денежную дачу: кто по 6 денег, кто по 2. Убогие и нищие люди расходились с благовещенской трапезы, унося с собою и разнося по весям Москвы славу о добротах и щедротах государевых. Н. Ш., И. П. Калинский, Н. П. Степанов
ЖЕНСКИЙ ПРАЗДНИК - в русской народной традиции приурочивался ко Дню жен-мироносиц — второму воскресенью после Пасхи. В сер. и в к. XIX в. о нем сообщали из разных регионов России (Курская, Калужская, Ростовская и другие губернии) в ответ на программы Императорского Русского Географического общества и Этнографического бюро князь Тенишева. Обычно после церковной службы, на которой девушки и женщины стремились по возможности побывать, они шли группами в лес, где раскладывали костер, устраивали угощенье в складчину (традиционно — яичница, жареное сало, ржаные лепешки или калачики), составляли хоровод. «Три-четыре девки играют в это время в кувички, тысяча  е. дудочки с одним отверстием, разной длины, нарезанные из тростника. Они подбираются под тоны, и звуки их так чудны и необыкновенно оригинальны». В некоторых местах для этого празднования объединялись женщины и девушки двух соседних деревень. Иногда в компанию могли затесаться гармонист и 2 — 3 парня, но, как правило, мужчины были лишь зрителями. Местами на «бабий праздник», посвященный женам-мироносицам, совершалось кумление. М. М. Громыко
ПРЕСТОЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК - — См.: ХРАМОВЫЙ ПРАЗДНИК.
ДВУНАДЕСЯТЫЕ ПРАЗДНИКИ - в христианской церкви двенадцать самых важнейших после Пасхи праздников: Рождество Пресвятой Богородицы, Введение Ее во храм, Благовещение Пресвятой Богородицы, Рождество Христово, Сретение Господне, Крещение Господне, Преображение Господне, Вход Господень во Иерусалим, Вознесение Господне, День святой Троицы, Успение Божией Матери, Воздвижение Креста Господня.
ХРАМОВЫЕ ПРАЗДНИКИ - (престольные, съезжие, гулевые), отмечаются в день святого или священного события, в память которого был освящен престол местной церкви. Они относятся к конкретной дате и охватывают всех прихожан, но в то же время были отмечены «гостеванием» родственников в семьях. Ко дню храмового праздника стремились обновить, освежить украшения самого храма. Женщины заканчивали вышивку полотенец, мужчины — художественные поделки из дерева. Готовились не только внешне: многие накануне приходили в церковь исповедаться, чтобы во время литургии престольного дня принять причастие. Старики рассказывали детям житие святого. Прихожане из дальних деревень заранее приглашали причт для молебна в доме. Молодежь переписывала молитву святому, взяв ее из книги священника или у тех, кто ее уже имел. В самый день праздника прихожане старались непременно быть на службе, в том числе на предшествовавшем обычно литургии молебне с водосвятием; запасались святой водою. После литургии все, кто мог (включая стариков и детей), участвовали в крестном ходе вокруг храма, а в некоторых случаях в этот день бывал и дальний крестный ход с иконой праздника. Главным в народном восприятии храмового (престольного) праздника была его особенная святость, тесно связанная с данным селением, приходом, конкретной местностью. Но угощение и развлечения тоже составляли непременную часть и входили в воспоминания тех, кто расстался с родными местами. «Очень веселились крестьяне во время храмовых праздников», — заключил В. И. Семевский, обобщая описания различных уездов и губерний 2-й пол. XVIII — первых лет XIX в. Принимали гостей, приезжавших из окрестных деревень, «для чего в некоторых местах стол оставался накрытым целый день». В описании Тульской губерния  н. XIX в. подчеркивается, что на храмовый праздник «дом каждого отверст каждому приходящему, и стол накрыт во весь день. Всякий посетитель угощается, даже незнакомый». Для угощенья заранее запасали мясо, а если дата приходилась на пост — рыбу и другие снедь. Из двора во двор ходили толпами с пением. Празднование продолжалось обычно три дня. Храмовые праздники не имели такой особенной окраски, присущей именно данным дням, как некоторые календарные, за исключением тех случаев, когда они совпадали с последними (съезжим праздником для данного селения могли быть, например, Рождество или Троица). Но народная праздничная культура была представлена здесь обычными постоянными элементами. Прежде всего разнообразными жанрами фольклора. На «гостевых» встречах рассказывали былички, сказки, сообщали приметы. В источниках упоминаются пение и пляска как непременная принадлежность храмового праздника. Звучали музыкальные инструменты: гудок (скрипка с тремя струнами), балалайка, гусли, свирель, дудка, рог (деревянная выгнутая труба с шестью ладами), жалейки. Таким же обычным был этикет приема гостей на храмовые праздники. Хозяин читал молитву перед обедом, потчевал каждого гостя. Хозяйка, подавая что-либо на стол или поднося напиток, каждый раз низко кланялась. Встречая гостей, целовалась с каждым; провожала уходящих до ворот. Во время храмовых праздников шло активное общение крестьян среднего и старшего возраста из разных селений. Каждая крестьянская семья принимала своих гостей — родственников, свойственников и знакомых. Кроме того, гости вместе с хозяевами, по обычаю, переходили из избы в избу. В силу этого храмовый праздник носил общинный характер, если и не сопровождался кануном — братниной или общественным молебном. В Карачевском уезд. Орловской губерния к престольному дню готовились заранее. За несколько дней священник с причтом начинали ходить по приходу — служить молебны по домам перед образом святого, которому посвящалось празднество. В каждом дворе им вручали ковригу хлеба и 5—15 копеек. Накануне женщины делали уборку и готовили праздничную пищу, а мужчины запасали корм для лошадей приезжих гостей, рубили дрова. В день праздника «чуть светает» мужчины отправлялись в церковь, где уже отзвонили к утрене. У церкви к празднику строили базар, но заходить на него, идя к службе, не полагалось. На утрене в престольный праздник набиралось много народа — «негде стать», приходили по 2—3 человека от каждого двора. Некоторые из жителей самого села, в котором стояла церковь, приглашали священника служить у себя молебен в этот день — до обедни причт ходил по избам. После утрени большинство шло на базар. Там мужчины покупали лакомства для гостей, а засватанные парни — гостинцы невестам: «целые узлы» калачей, пряников, орехов, конфет, подсолнухов. Женщины и молодежь просто бродили по базару. Именно в это время, в ожидании обедни, собирались группками недалеко от церкви «сердовые» крестьяне, то есть мужики средних лет. Они беседовали, покуривая. Здесь можно было встретиться в этот день с жителями соседних деревень и обменяться новостями. С благовестом к обедне разговоры прекращались. Каждый мужчина должен был снять шапку и, перекрестясь, идти в церковь. К половине обедни часть народа начинала выходить из церкви; это были обычно женщины, спешившие домой к приему гостей, и парни. После завершения обедни наступало самое большое оживление базара. Одновременно молодежь заводила хоровод, а «сердовые» поздравляли друг друга с праздником и приглашали приезжих в гости. Обычно хозяин возвращался из церкви с гостем, а дома его уже ждали человек 10—12 «званых» во главе с нарядной хозяйкой. Вновь прибывший гость «молился на образа», затем здоровался за руку с хозяйкой, домочадцами и гостями. Хозяин всех рассаживал, и начиналось угощенье. Беседа шла в основном после обеда, когда гости вставали из-за стола и, получив настойчивое приглашение хозяев остаться к чаю, располагались группами у дверей на улице или сидели в избе. Разговор продолжался и за чаем, после которого вся компания по приглашению одного из присутствовавших отправлялась в другой дом, затем в третий. Постепенно толпы гостей, ходивших по селению, редели. Обычно на следующее утро гости из соседних деревень разъезжались по домам, захватив с собой родственников и знакомых из села, то есть на второй день храмового праздника угощали у себя тех, у кого гостили накануне. Подобная картина встреч крестьян среднего и старшего поколения с гостями из других деревень во время престольных праздников описана другим информатором из Орловской же губерния , отразившим обычаи Орловского и Карчаевского уу., корреспондентами из Козельского уезд. Калужской губерния , Псковской губерния и множественное число древний Н. А. Миненко, исследовавшая досуг русских крестьян Западной Сибири в XVIII — 1-й пол. XIX в., отмечает: «Гостьба по праздникам — в период с октября по начало марта (да и в другое время года) — была важнейшим развлечением для всех деревенских жителей, в особенности для людей среднего и старшего возраста. «Большие» праздники в пределах волости праздновались по очереди во всех деревнях: в «очередную» деревню «на веселие» съезжалась масса окрестного люда (отсюда название — съезжий праздник)». Здесь тоже молодежь отделялась от старших, и последние в своем кругу вели беседы и развлекались песнями и плясками. Темы бесед с пришедшими гостями могли быть самые разнообразные — от слухов о новых повинностях до способа лечения лошадей. Недаром алтайский крестьянин П. Школдин назвал съезжий праздник «общественным форумом». Такой же непременной принадлежностью храмового праздника были съезды гостей из соседних деревень и переезды от одного крестьянина к другому в течение трех дней и в Восточной Сибири. М. М. Громыко
Это интересно


Россия


По всем вопросам и рекламе звоните: +7 (923) 2Ч5Ч757