Искать в словарях

АБВГДЕ-ЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩ,Э,Ю,Я

пение

Большой энциклопедический словарь

АНТИФОННОЕ ПЕНИЕ - (от греческий antiphonos - звучащий в ответ), поочередное пение двух хоров. Используется в христианской церковной музыке.
ГРИГОРИАНСКОЕ ПЕНИЕ - (григорианский хорал), песнопения римско-католической церкви. Отбор, канонизация текстов и напевов были начаты в кон. 6 век при папе Григории I (отсюда название). Сложилось в 8-9 вв. Синтезировало интонационные формулы восточно-средиземноморских музыкальных культур, элементы византийского, амвросианского пения, фольклор германских и кельтских племен. Языковая основа григорианского пения - латынь. Песнопения исполнялись мужским хором в унисон; мелодии строились в 8 средневековых ладах, записывались невмами, с 12 век - нотолинейной квадратной нотацией. Григорианские мелодии используются как тематическая основа многих духовных произведений (композиторы нидерландской школы, Палестрина, И. С. Бах, Ф. Лист, В. д`Энди).
ДЕМЕСТВЕННОЕ ПЕНИЕ - стиль древнерусского церковного пения сер. 15-17 вв. Мелодика отличалась гибкостью, широкой распевностью. Наиболее распространена многоголосая традиция. Деменственное пение применялось в праздничном богослужении и в торжественных случаях (венчание, встреча царя и так далее ).
КОНДАКАРНОЕ ПЕНИЕ - пение мелизматического типа (см. Орнаментика), характерное для богослужения при княжеском дворе в Киевской Руси. Репертуар кондакарного пения записан в кондакарях - певческих книгах 12-13 вв. Предположительно кондакарное пение имеет византийское происхождение. Нотация кондакарного пения пока не расшифрована.
КРЮКОВОЕ ПЕНИЕ - смотрите также Знаменный распев.
ПАРТЕСНОЕ ПЕНИЕ - (от позднелат. partes - голоса), стиль русской и украинской многоголосной хоровой музыки 17-18 вв. Количество голосов от 3 до 12 (иногда до 24, 48). Различались композиции с тысяча новое, ново- постоянным (обычно 4-голосные обработки мелодий знаменного и других распевов) и переменным (с чередованием звучания полного хорового состава и отдельных групп голосов) многоголосием. Особенно развитой фактурой отличались партесные концерты.
ПЕНИЕ - (вокальное искусство), различается по видам (сольное, ансамблевое, хоровое), жанрам (оперное; камерное - концертное исполнение арий, романсов, песен), стилям (певучее - кантилена; декламационное - речитатив; колоратурное). Пение без слов - вокализ.
РЕСПОНСОРНОЕ ПЕНИЕ - (от латинский responsum - ответ), поочередное пение солиста и хора. Восходит к древнееврейской псалмодии, используется в музыке христианской церкви.
СТРОЧНОЕ ПЕНИЕ - разновидность многоголосного пения в древнерусской церковной музыке. Сохранились образцы строчного пения 17 - нач. 18 вв., основанного на одновременном звучании нескольких мелодических голосов (2-4, чаще 3: "низ", "путь", "верх"). Вытеснено партесным пением.
ХОМОВОЕ ПЕНИЕ - (хомония), раздельноречие, система произнесения и пропевания текста в древнерусском певческом искусстве (15 - сер. 17 век ), при которой буквы ъ и ь, обозначавшие редуцированные звуки (еры), были заменены буквами о и е (гласными полного образования; например , в непевческих текстах "согрешихомъ", в пении "согрешихомо"). В 17 век хомовое пение стало подвергаться критике и было заменено "истинноречным", приведенным в соответствие с реальным звучанием текстов при чтении.

Словарь русского языка С. И. Ожегова

пение - посмотрите также петь

"Толковый словарь живого великорусского языка" В. Даль

ПЕНИЕ - смотрите также петь.

Cловарь синонимов Н. Абрамова ( разговорная форма )

Пение - трель, колоратура, рулада, концерт, колено, коленце. Соловей проделал все свои колена. Ср. <Песнь>. См. голос, искусство, крик

Толковый словарь русского языка Под ред. Д. Н. Ушакова

ПЕНИЕ - пения, множественное число нет, средний род
. . . 1. Действие по глагол петь (в 1, 3 и 4 значение ). Звонче жаворонка пенье, ярче вешние цветы. А.К. Толстой. Чтоб барской ягоды тайком уста лукавые не ели и пеньем были заняты. Пушкин. Послышалось пение.
. . . 2. Искусство петь, вокальная музыка. Учитель пения. Учиться пению. Преподавать пение.
. . . 3. в переносном значении Поэзия, творчество поэта, символизируемого в образе певца ( поэтично, в языке поэтов устаревший, устаревшая форма ). Я Пушкина младенцем полюбил... и первый я его услышал пенье. Дельвиг.

Орфографический словарь под ред. проф. Лопатина (c уд.)

пение - пе́ние -- пе́ние, -я

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ефремовой

пение - средний род
- - - 1) а) Процесс действия по значение глагол : петь. б) Звуки, возникающие в процессе такого действия.
- - - 2) Исполнение песен, арий и тысяча п. как искусство, занятие.

Энциклопедический словарь "Святая Русь"

ПЕНИЕ ЦЕРКОВНОЕ - православная русская церковь допускает в богослужении только вокальную музыку — пение. Русское церковное пение пришло на Русь вместе с христианством. Владимир Святой после своего крещения в Корсуни привез с собой в Киев демественников (т. е. певцов) «от славян». С царицей Анной прибыли в Киев греческие певцы, прозванные «царицыными». Наше древнейшее церковное пение явилось к нам, таким образом, вполне готовым и было византийского происхождения. В XI в. греческие певцы-учителя насаждают у нас «изрядное осмогласие» (т. е. систему восьми греческих гласов, или напевов, положенных в основу нашего богослужебного пения). Возникают школы пения в Смоленске, Новгороде, во Владимире, а также «крылосы», тысяча  е. певческие хоры, в разных городах. Сохранились известия и о «гораздых» (сведущих, опытных) певцах, прославленных современниками за их искусство (может быть не только певческое, но и композиторское). Церковное пение знали и любили и светские люди: летопись сообщает, что князь Борис пел псалмы перед своею кончиной; князь Михаил Тверской «бе зело любяй церковное пение». Есть указания, что и народ иногда принимал участие в церковном пении, напр, при перенесении мощей свв. князь Бориса и Глеба. Собор 1274 выразил желание, чтобы церковное чтение и пение производилось людьми особо для того посвященными.В XI и XII вв. начинают замечаться у нас и самостоятельные попытки если не композиторства, то по крайней мере «распева» новых текстов на известные уже мелодии, что, во всяком случае, требовало известной сноровки и музыкальности. Стихиры на перенесение мощей свт. Николая в Барград (1087), Феодосию Печерскому (1095), в честь свв. князь Бориса и Глеба (1108) составлены русскими певцами и встречаются уже в древнейших наших певческих книгах XII в.Первоначальные наши нотные книги представляли два текста: греческий и славянский. Последнему отводилось главное место, но греческий текст держался долго, еще в сер. XIII в., ввиду плохого знания славянского языка первыми иерархами-греками. Нередко один клирос пел по-гречески, а другой — по-славянски. Нотация наших древних певческих книг состояла из особых знаков, называвшихся знаменами, столпами, позже крюками или крюковыми знаменами и ставившихся прямо над текстом, без всяких линеек, как древнегреческие нотные знаки и средневековые европейские невмы. Это обстоятельство позволяет предполагать связь между всеми этими родами нотации. Древнейший вид этой нотации, употреблявшийся с XI по XIII вв. в так называемых «кондакарях», носит название «кондакарного знамени», ключа к его пониманию мы до сих пор не имеем, что лишает нас древнейшего и потому в высшей степени важного в научном отношении исторического материала. Рядом с кондакарным знаменем находим и «столповые» знамена, которые впоследствии совсем вытесняют кондакарную нотацию. Термин «столповое» знамя, по-видимому, происходил оттого, что им изображалось «осмогласное» богослужебное пение, порядок же последования гласов назывался «столпом». И та, и другая нотации едва ли определяли точно не только ритмическое значение тонов, но и их относительную высоту: скорее это были мнемонические знаки, долженствовавшие напоминать певцу мелодию, знание которой приобреталось путем практического обучения в школах, частью исключительно певческих, частью общеобразовательных.Древнейшие памятники «столпового», «знаменного» или «крюкового» пения не восходят дальше XII в. («стихирарь» 1152). Сохранившийся в этих памятниках «столповой», или «знаменный», распев является самым древним и основным среди всех прочих наших церковных распевов (новогреческого, болгарского, киевского, разных местных и тысяча  д.). Знаменный распев является «греко-славянским», образовавшимся из древнегреческого пения в славянских землях и получившим там и свою особую нотацию. Это подтверждается рядом певческих терминов болгарского и греческого происхождения. По общераспространенному взгляду историков, знаменный распев за время с XII по XVI в. не изменился существенно ни в мелодическом отношении, ни в способе изображения и виде «знамен». В к. XIV в. древнее столповое знамя делается скорописным и менее каллиграфическим, но еще в новое, ново- XVI в. мелодия его и число самих письменных знаков, или знамен, остаются те же, как и в XII в. Изучение знаменного пения совершалось сначала без помощи каких-либо письменных руководств; единственным пособием служили «разводы», тысяча  е. изображения «многостепенных» знамен (где одна фигура изображала несколько нот) с помощью «единостепенных» знамен, появляющихся в к. XIV и падеж или пуд XV в. Только со 2–й пол. XV в. являются настоящие руководства к чтению знамен, в форме особых приложений к разным нотным книгам, преимущественно к ирмологам и стихирарям. В к. XV в. начинаются изменения и в самой мелодии знаменного распева, подвергавшейся расширению посредством вариации и особых вставных пространных мелодий (так называемые лица и фиты).В Новгороде в новое, ново- XV в. были хорошие певцы (новгородские крылошане). Уже в к. XV в., однако, встречаются жалобы архиеп. Геннадия на то, что в Новгороде «подъяки — ребята глупые и озорные; мужики озорные на клиросе поют». Школы того времени ничего не могли сделать для правильной подготовки певцов. К ошибкам и искажениям мелодии присоединилось еще изменение самого текста знаменных песнопений, вызванное стремлением сохранить самый напев в древнем его виде неприкосновенно. Церковные песнопения распеты были знаменным распевом еще в то время, когда ъ и ь произносились если не во всех, то, по крайней мере, в некоторых положениях в слове. В древнейших памятниках знаменного пения мы находим нередко одинаковое положение на ноты как слогов с гласными а, о, у, и ит. д., так и слогов с гласными ъ и ь. Когда в древнерусском языке гласные ъ, и ь совершенно исчезли в открытых слогах, а в закрытых превратились в ои е, ноты знаменной мелодии во многих местах пришлись уже на согласные звуки, вследствие чего некоторые ноты оказывались как бы лишними, ненужными. Чтобы сохранить их в неприкосновенности, на место исчезнувших ъ, и ь подставлены были в тексте гласные о ие, развивавшиеся из этих звуков только в известных, определенных положениях. Переход гласных ъ и ь в ои епри указанных условиях произошел уже к XIII в.; между тем в нотных книгах замена ъ и ь посредством о ие сказывается лишь в новое, ново- XIV в., а изменение текста нотных книг в указанном направлении происходит еще позднее — в к. XIV и новое, ново- XV вв. Изменение это коснулось только текстов для пения; тексты для чтения ему не подверглись. Отсюда сильная разница между текстами для пения и текстами для чтения, получившая имя «раздельноречия». Образчиком такого «раздельноречия» может служить следующий отрывок: старый текст («старое истинноречие») — «согрешихом, беззаконовахом, не оправдихом пред Тобою, ни соблюдохом, ни сотворихом, якоже заповеда нам, но не предажь нас до конца, отеческыи Боже»; новый текст (1515, «раздельноречие») — «согрешихомо и беззаконовахомо, не оправдихомо передо Тобою, ни соблюдохомо, ни сотворихомо, якоже заповеда намо, но не предаиже насо до конеца, отеческыи Боже». Благодаря часто встречающемуся слогу «хомо», в народе такое исполнение богослужебного пения стали звать «хомовым» пением; отсюда грецизованная форма «хомония». В связи с этим явлением в истории одноголосного духовного пения России различаются три периода: 1) старого истинноречия, или праворечия (с XI до XIV вв.), 2) раздельноречия, или хомонии (с XIV в. до 2–й пол. XVII в., когда приняты были меры к исправлению текста) и 3) нового истинноречия (со времени исправления текста до сих пор).В новое, ново- XVI в. мы находим повсеместное нестроение и безурядицу в церковном пении, рядом с усилением хомонии, особенно резко разошедшейся к этому времени с живой разговорной речью и церковным чтением. «Знаменное» письмо князь XVI в. также усложнилось; число крюковых знаков увеличилось (явилось немало новых вариаций уже прежде известных знаков). В тексте являются различные вставки, не имеющие никакого отношения к тексту и вводившиеся только для большего протяжения напева и придания ему вящей торжественности. Таково, например , болгарское слово хубово («красиво, хорошо») или хабува. Сначала оно писалось в сокращении на полях потных книг; в новое, ново- XV в. оно уже выписывается вполне, а в к. XV в. и новое, ново- XVI в. вносится в текст и поется вместе с ним. Подобные вставки назывались «попевками» и встречают себе параллель в греческих «кратиматах», употребительных и доныне у болгар и греков (на Афоне, в Пантелеимоновском монастыре), напр, в виде припева «терирем, те терирем, терирем». «Попевки» эти расширялись с течением времени все больше и больше на счет текста, нередко достигая чудовищных размеров. В старообрядческом современном пении сохранилась попевка «аненайка». Наконец, в 1–й пол. XVI в. явилось совместное пение в два и три голоса нескольких песнопений с разным текстом, вытекавшее из желания сократить продолжительность службы, не погрешая против устава, требовавшего исполнения всех показанных песнопений. Все эти непорядки церковного пения начинают обращать на себя внимание правительства и высшего духовенства. В 1503 издается распоряжение о пополнении «клиросов» опытными певцами из вдовых священников и диаконов. Была сделана даже неудавшаяся, из-за вражды с Ливонским орденом, попытка выписать из-за границы опытных в церковном пении лиц. Евангелие от Иоанна или послание Иоанна Грозный, сам большой любитель церковного пения и даже композитор стихир русским святым (хранятся в библиотеке Троице-Сергиевой лавры), обратил внимание Стоглавого собора (1551) на укоренившиеся в церковном пении беспорядки. Собор устранил совместное пение нескольких текстов и положил начало «книжным училищам», где должно было изучаться между прочим пение. Благодаря этому явилось много знающих и талантливых мастеров церковного пения, от которых, впрочем, до нас дошли только имена. В разных местах России духовные композиторы полагают на ноты разные, еще не «роспетые» песнопения. Средоточием этой деятельности служит Москва, где славится хор царя Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а Грозного. Новые мелодии эти получают разные обозначения, отличаясь друг от друга не характером, а большей или меньшей широтой развития известной мелодической основы: «малое знамя, ино знамя, ин распев, ин перевод, большое знамя, большой распев, путь» и тысяча  д. «Малое знамя» отличалось кратким изложением мелодической основы, «ино знамя» представляло уже большую распространенность напева, а «путевой распев» был самым расширенным и цветистым видом знаменной мелодии, в свою очередь представляя известные разновидности: путь прибыльный, путь монастырский, к путю приклад и тысяча  д. Знаменные мелодии, разнившиеся в частностях, получали названия разных «переводов»: средний, большой, новгородский, псковский и тысяча  д. Особое распространение и употребление получили эти «переводы» в XVII в., после учреждения патриаршества (в 1589), требовавшего большей торжественности служения. При всем своем разнообразии знаменные мелодии все-таки сохраняли основной характер того или другого церковного гласа, подвергая только его мелодическую основу широкой вариации и расширению. В XVII в. в России получает распространение гармоническое, или партесное, пение, которое противополагалось «органному гудению» католического ритуала. Католической органной музыке православная церковь противопоставляла «многоголосные составления мусикийские». Православные юго-западные братства начинают заводить при монастырях школы, где учили и церковному пению. Ученики этих школ, вместе с любителями пения, образуют при православных церквах хоры. Отсутствие в церковном уставе прямого запрещения многоголосной музыки и разрешительные грамоты греческих патриархов позволили братским хорам воспринять западноевропейскую гармоническую систему и применить ее к хоровой обработке местных («киевских») и заимствованных от греков или южных славян одноголосых напевов. В то же время юго-западные певцы поддерживали оживленные сношения с южными славянами, румынами и афонскими славянскими монастырями, как хранилищами истинного Православия. После Брестской унии (1596) эти сношения особенно усилились. Очевидное влияние афонского монастырского пения обнаруживают юго-западные линейные ирмологи XVII—XVIII вв., содержащие в себе такие песнопения, распетые болгарским напевом, которые поются только в афонских монастырях и посвящены афонским местным храмовым праздникам. Из соединения западных и греко-славянских элементов (сохранившегося, быть может, в традиционной гармонизации местных напевов, напр, напевов Киево-Печерской лавры, записанных и изданных Малашкиным), а частью и из прямой пересадки западного хорового стиля на почву Юго-Западной Руси возникло, вероятно еще в к. XVI в. и несомненно князь XVII в., юго-западное «партесное» пение на 4, 6 и 8 голосов. Гербиний, посетивший Киев в XVII в., пишет, что «грекороссияне гораздо святее и величественнее прославляют Бога, чем римляне», ибо у первых священные песнопения «ежедневно возглашаются в храмах с припеванием народа, на языке родном, по правилам музыкального искусства. В самой приятной и звучной гармонии слышатся раздельно дискант, альт, тенор и бас». В XVIII в. церковное пение подпало под итальянское влияние, но в XIX в. с новой силой возродилось в выдающихся произведениях русских композиторов Д. С. Бортнянского, М. С. Березовского, А. Л. Веделя, С. А. Дегтерева, П. И. Турчанинова и другие (см.: Музыка русская).
Это интересно


Россия


По всем вопросам и рекламе звоните: +7 (923) 2Ч5Ч757